Хельсинкский фестиваль: высвобождение мозга

Фото: Priority: None Verner Thomé: Kylpeviä poikia / Didrichsenin taidemuseon kuvapankki
Фестиваль освобождение мозга Фото: Фото: Priority: None Verner Thomé: Kylpeviä poikia / Didrichsenin taidemuseon kuvapankki

Тем петербуржцам, которые еще не протоптали дорожку на Хельсинкский фестиваль, стоит сделать это непременно. Вернувшись с морей, весьма полезно загрузиться сначала качественным современным искусством, а потом уже работой.

Ибо полноценный совриск — лучшая зарядка для мозга: он до бесконечности раздвигает границы сознания, требуя не пассивного созерцания, а мгновенной активности. Чем еще хорош Хельсинки-фест — так это выставками, которые работают несколько месяцев после его закрытия.

Чем привлекает Хельсинкский фестиваль

Вообще Хельсинкский фестиваль (его сайт работает, в том числе, и на русском языке) заслуживает нескольких слов, разъясняющих его стратегическую и эстетическую составляющие. Прежде всего это старейший европейский арт-форум, проходящий в последние две недели лета, в течение которого реализуется до 500 проектов: концертов классической и современной музыки, выставок, спектаклей, городских акций — вроде «Стройки», когда люди на площади перед Кафедральным собором выстраивают 20-метровые модели наиболее спорных архитектурных проектов Хельсинки, а потом с азартом их разрушают. Проект «Стройка» — весьма показательный для фестиваля. Художественный руководитель и директор Хельсинкского фестиваля Эрик Сёдерблум назвал его «карнавализацией градостроительства». Вообще оперный и драматический режиссер Эрик Сёдерблум, еще когда принимал предложение возглавить Helsingin Juhlaviikot, понимал, что взаимоотношения искусства с действительностью в современном мире сильно изменились. Если раньше искусство воспринималось как религия, а художник — как священник, проповедям которого публика покорно внимала, то теперь, по словам Эрика, «художник есть постольку, поскольку есть публика». В прошлом году директор Хельсинкского департамента культуры объяснил российским журналистам, что правительство города довольно Эриком Сёдерблумом именно потому, что он стер границу между высоким и демократичным искусством, предоставив людям возможность не только потреблять, но и самим делать культуру. Это желание людей участвовать в созидании культуры – повсеместная тенденция. В России она как-то мало учитывается, тем логичнее хоть раз в год добраться до продвинутых соседей.

На Хельсинкском фестивале даже не самые простые произведения в сердце музыкального Хельсинки – роскошном Доме музыки, четыре года назад открывшемся прямо напротив здания парламента, — обставляются так, что и полные профаны в музыке не будут чувствовать себя изгоями. Автору этих строк намедни довелось попасть на концертное исполнение оперы «Воццек» Альбана Берга в рамках фестиваля – и обнаружить весьма остроумный ход, который придумал Эрик Сёдерблум (во всяком случае, в программке напротив его фамилии значится stage adaptation): вместо перевода оригинального австрийского текста, который в подобных случаях обычно появляется в виде бегущей строки, на двух огромных экранах над сценой возникали рисунки, излагающие сюжет. Причем художник Петтери Тикканет сидел тут же, на виду у зрителей, а сам процесс рисования «комикса» в режиме реального времени воспроизводился на экранах. Профессионалам это нисколько не мешало наслаждаться уникальным глубоким сопрано Кариты Маттилы (Мари) и сочным баритоном Флориана Нэша – того самого забитого солдата Воццека, который впал в депрессию и потерял рассудок, не в силах преодолеть своего бесправия и потерянности в огромном мире, чья безжалостность по отношению к человеку в начале XX века (когда была создана опера) ощущалась гораздо сильнее, чем в 1837 году, когда сочинялась пьеса.


Источник: Rekvizit.info Категория: Финляндия Метки:


Loading...