Казанская икона Божией Матери: как Отечество от врагов отстояли

Иллюстрация: isrtm.ru
Казанская икона Божией Матери Фото: Иллюстрация: isrtm.ru

В начале XVII на Русь пришла чудовищная, неслыханная беда. Три года подряд – голод, чума, им на смену пришла нескончаемая гражданская война, получившая в отечественной истории краткое название «Смута». С 1610 по 1612 год Россия как государство не существовала. Поляков в Москву пустили тогдашние сторонники «общечеловеческих ценностей», русский север захватили шведы, по всей стране рассыпались польско-русско-татарские банды, грабившие всех подряд, невзирая на вероисповедание и национальность. За годы Смуты многие, слишком многие русские люди потеряли способность отличать истинное от ложного, добро от зла, и все это время звучал одинокий обличающий голос святителя Гермогена, с 1606 года – Святейшего Патриарха. Его считали слишком суровым, даже жестким, но если непредвзято оценивать роль Патриарха в тех страшных и позорных событиях, выясняется интересная вещь: человек, когда-то благословивший народ новобретенным образом Казанской Божией Матери, не совершил ни единой ошибки в оценке людей и ситуаций, он единственный всегда точно знал, что делать, единственный не соблазнялся даже спасительными, на первый взгляд, компромиссами. Подобно набатному колоколу звучал над умирающей страной голос восьмидесятилетнего Святителя, голос, разносимый сотнями переписанных от руки писем. Иноземцы решили сломить волю древнего старца, большую часть жизни проведшего в подвиге постничества… голодом! 17 февраля 1612 года Святейший Патриарх Гермоген скончался, но его призывы были услышаны. К Москве двинулись силы второго Ополчения (первое погибло в 1611 году), ведомые простым нижегородским мясником Кузьмой Мининым и князем Дмитрием Пожарским. Есть горькая русская поговорка, говорящая о крайней нужде: «Зарежь – кровь не потечет!». Так могла бы сказать Россия в случае гибели второго Ополчения. Минин и Пожарский вели последние крохи здоровых сил страны. Гибель шла по пятам – на вождей постоянно устраивались покушения, гибель ждала впереди – предатели казаки сговорились с поляками о совместном ударе в спину ополченцам. Неумолимо сокращались последние часы жизни России – на соединение с засевшими в Москве поляками спешила отборная королевская рать во главе с гетманом Ходкевичем. Слишком много «случайностей» должно было совпасть, чтобы дело священномученика и чудотворца Святейшего Патриарха Гермогена увенчалось успехом… Еще при жизни Святитель успел распорядиться, чтобы в ополчение была принесена Казанская икона Божией Матери. Перед ней молились Минин и Пожарский, она сопровождала ратников в походе. 14 августа 1612 года ополчение остановилось у Троице-Сергиевского монастыря, поджидая отставших. 18 августа, в день выступления ополчения к Москве, был отслужен молебен, тотчас по окончании которого внезапно переменился ветер: из сильного встречного стал сильнейшим попутным. Летописный рассказ сообщает, что от ветра в спину всадники едва держались в седлах, но лица у всех были радостные, везде слышались обещания умереть за дом Пречистой Богородицы. Ополчение едва успело подойти к Москве и стать к бою, как появился Ходкевич. 22 августа развернулось сражение, основные события которого происходили недалеко от стен Новодевичьего монастыря. В тяжелейшем бою ополченцы отступали, особенно страшным был удар польской конницы – еще бы, знаменитые «крылатые гусары», лучшая панцирная кавалерия Европы! Но тут не выдержали стоявшие поодаль казаки-предатели, вожаки которых еще не решили, на чьей стороне выступить. Сначала немногие, затем сотня за сотней, не слушая командиров, переходили они на сторону Пожарского, и приток свежих сил решил дело. Ходкевич был разбит и отброшен от Москвы. В ночь на 22 октября (по старому стилю) архиепископу Арсению, тяжело больному от потрясений и переживаний, который уже много дней томился в плену, явился преподобный Сергий Радонежский и сказал: «Арсений, наши молитвы услышаны; заутро Москва будет в руках осаждающих, и Россия спасена». Это радостное известие быстро разлетелось по войскам и, подкрепляемые силой свыше, русские воины пошли штурмом на Китай-город, а через два дня вошли в Кремль. 22 октября ополчение штурмом взяло Китай-город, а 26 октября капитулировал польский гарнизон Кремля.

В память об освобождении Москвы от поляков установлено было совершать в этот день особое празднование в честь Казанской иконы Божией Матери, находившейся в ополчении и ставшей его главным символом. Сначала это был лишь московский праздник, а с 1649 года он стал всероссийским.

29 сентября 2004 г. Патриарх Московский и всея Руси Алексий публично поддержал инициативу Думы установить празднование 4 ноября: «Этот день напоминает нам, как в 1612 году россияне разных вер и национальностей преодолели разделение, превозмогли грозного недруга и привели страну к стабильному гражданскому миру».


Источник: Rekvizit.info Категория: Церковный вестник Метки:


Loading...