Святой Олав, просветитель Норвегии. Часть 4

Смерть Олава в битве при Стиклестаде, 1859. Петер Николай Арбо Фото: Фото с сайта: http://galleria.thule-italia.com

 

Продолжение. Начало в № 43, 44, 45. Статья печатается с сокращениями

На Руси, во время своих сомнений и колебаний о необходимости возвращаться на Родину св. Олав увидел сон, в котором Олав Трюггвасон сказал ему: «Ты мучаешься и не знаешь, как поступить? Меня удивляет, что ты никак не можешь принять решение, а также, что ты собирался сложить с себя звание конунга, которое дано тебе от Бога… Лучше возвращайся в свои владения, которые тебе достались по наследству. Ты долго правил там с Божьей помощью и не позволял своим подданным запугивать себя. Слава конунга в том, чтобы побеждать своих недругов, и славная для него смерть – пасть вместе со своими людьми в битве. Или ты сомневаешься, что будешь сражаться за правое дело? Ты не должен обманывать себя. Поэтому ты можешь смело возвращаться в свою страну, и Бог даст тебе знамение, что она – твое владение».

Сомнения отпали, король Олав Святой и его люди, пробыв на Руси год (1029-1030), собрались в путь. Ярослав и Ирина снабдили их всем необходимым. Было решено оставить Магнуса на Руси до установления мира и порядка в Норвегии. На попечении княгини мальчик был в безопасности.

Корабли Олава вышли в Балтику и, вполне возможно, остановившись у берегов нынешнего Выборга, прибыли в Швецию. Здесь король Энунд-Якоб (вероятно, уже предупрежденный сестрой из Новгорода) помог норвежскому собрату оружием, снаряжением и даже выделил военный отряд.

Последняя битва произошла 29 июля 1030 года в местечке Стиклестад, недалеко от Трондхейма. Войско Олава перед последней битвой насчитывало около 3 600 человек. Войско «бондов» превосходило численно войско святого Олава почти в два раза.

Поразительно, насколько в этот последний период жизни святой Олав старается соответствовать евангельскому духу. Так, Снорри Стурлусон повествует: «Рано утром армия Олава исповедовалась и причастилась. Говорят, что в это время конунг дал определенную сумму денег для того, чтобы после битвы возносились молитвы за его врагов, павших в битве». Конунг убежден в правоте своего дела и говорит: «Что касается тех, кто будет с нами и погибнет в этом бою, то мы все и так будем спасены». Далее святой Олав проводит почти всю ночь в молитве.

За несколько часов до битвы, в ожидании войска бондов Олав задремал и видел сон, который предвещал ему скорую кончину: он восходил на небо по лестнице и дошел до последней ступени.

С наступлением дня началась битва. Войско св. Олава занимало лучшую позицию, но благодаря значительному превосходству в силе войско противника отбило первоначальную атаку и успешно перешло в наступление. Около полудня св. Олав, сражаясь с численно превосходящим противником, был несколько раз ранен, но продолжал сражаться и молиться за своих врагов. Торир Собака нанес св. Олаву смертельную рану. После гибели святого Олава остатки его войска не могли более сопротивляться и были вынуждены спасаться бегством. Св. Олав проиграл свое последнее сражение. Его тело было тайно погребено.

Прошел ровно год, и тело погибшего конунга чудесным образом было найдено нетленным. После обретения тела святого Олава стали совершаться чудеса. Явные чудеса стали причиной того, что его бывшие враги раскаялись и признали Олава святым. 3 августа 1031 года епископ Гримкель с согласия всего народа провозгласил конунга Олава святым. Причем главный убийца святого, Торир Собака, получил исцеление еще во время битвы. Снорри Стурлусон говорит о том, что Торир Собака, нанесший смертельную рану святому Олаву, первым столкнулся с началом необычных событий, последовавших за смертью конунга: «Торир Собака пошел к телу Олава конунга и убрал его, как полагается. Он положил тело конунга на землю, распрямил его и накрыл. Он говорил потом, что когда он вытирал кровь с лица конунга, оно было прекрасно, и на щеках его играл румянец, как у спящего, но только ярче, чем при жизни. Кровь конунга попала на кисть Торира, на то место, где у него была рана, и ему не понадобилось ее перевязывать – так быстро она зажила. Торир сам рассказывал об этом чуде, когда святость Олава конунга стала явной для всех. Торир был первым из знатных людей в войске врагов конунга, кто признал святость конунга».

Тело святого Олава было положено в соборе в Трондхейме, который стал местом многочисленного паломничества в XI-XV вв. О чудесах, происходивших у гроба святого Олава: небесном звоне колоколов, «бесчисленном множестве людей, излечившихся благодаря первым чудесам», говорится в песне скальда Торарина Славослова. Святой Олав является последним по времени святым Неразделенной Церкви, почитаемым также и на Христианском Востоке, как святой благоверный король Олаф II Харальдссон, просветитель Норвегии.

Текст: протоиерей Игорь Аксенов

comments powered by HyperComments

Источник: Rekvizit.info Категория: Церковный вестник Метки: Опубликовано в газете "Реквизит" №


Loading...