Реклама

История военных конфликтов между Россией и Швецией полна событий, которые в значительной мере изменяли судьбу не только воюющих государств, но и людей, принимавших участие в этих противостояниях. Начиная с раннего средневековья, непримиримые соседи спорили друг с другом. Извечный «балтийский вопрос» был причиной столкновения России с не менее агрессивным северо-западным соседом. В этих битвах обе стороны ковали свою воинскую славу, и обе сполна хлебнули горечь поражения, но участниками этих военных событий конечно же являются в первую очередь люди-войны и полководцы. Имена одних сегодня известны каждому школьнику, другие же не заслуженно забыты в блеске их более удачливых последователей.

Каждому интересующемуся историей Выборга известно имя шведского героя, рыцаря Кнута Поссе. Личность этого персонажа овеяна огромным количеством легенд и поистине является культовой. Гораздо реже можно слышать о его противнике. И хотя Русский воевода Даниил Васильевич Щеня потерпел поражение и не смог взять Выборг, это, пожалуй, единственная в его военной карьере серьезная неудача. Она не может умалить значимости этого персонажа, как для истории Московского государства, так и для всей военной истории средневековья!

Весной 1492 г. еще в самый разгар русско-литовской войны, «повелением великого князя Ивана Васильевича заложиша град на немецком рубеже, против Ругодива города немецкого на Нарове, на Дивичьи горе на Слуде, четвероуголен, и нарече ему имя Иванград». Ивангород на долгие годы стал камнем преткновения в международных отношениях Руси со странами балтийского региона. Развитие русской морской торговли серьезно беспокоило Ганзейский торговый союз. Сложно складывались отношения и со Швецией, как и Ганза, шведы были встревожены появлением на Балтике стремительно развивающегося русского города. А союз Ивана III с датским королем сделал очередную русско-шведскую войну неизбежной.

В июле 1495 г. в Карелию были направлены передовые отряды русских. Разрушив небольшую деревоземляную шведскую крепость Кивеннапа, уже в сентябре сильное московское войско подходит к самому Выборгу.

Русско-ливонские и русско-литовские войны

Его численность, по данным и отечественных и зарубежных исследователей, составляла около 10000 чел./иногда можно слышать о 60000 и даже 80000 бойцов, однако эта картина не представляется реальной. Многочисленность войска русских делала его состав неоднородным, в него входили: московские, новгородские и псковские полки. Ядром московских отрядов были «дети боярские» т.е. служилые дворяне. В основной своей массе всадники, они, скорее всего, были достаточно хорошо вооружены и имели богатый опыт. Руководителями псковских и новгородских отрядов были наместники этих областей» В 7004 (1496) же послал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси воевод своих князя Даниила Васильевича Щеня, да Якова Захарьича, да князя Василия Федоровича Шуйского с псковичами ратью на немцев на Шведскую землю под город Выборг».

Отдельно стоит упомянуть об артиллерии. К концу XV в. она уже представляет из себя отдельный род войск. Центрами производства русских пушек были Псков и Москва. Как и во всей Западной Европе на Руси происходила замена ненадежных железных орудий на новые бронзовые. Русская артиллерия впервые сравнялась с европейской. Под руководством иностранных специалистов русские мастера производили не только маленькие полевые пушки, но и, поражающие своими размерами, гигантские осадные и крепостные орудия. Известно что в Выборгском походе 1495 г. в состав русского войска, входил большой «наряд»,главным орудием которого, была пушка длинной 24 фута.

Во главе всего русского войска стоял воевода Даниил Васильевич Щеня и это был его первый поход в качестве руководителя военной операции. По всей видимости, Иван III посчитал боевой опыт воеводы достаточным, чтобы назначить его на такой высокий и ответственный пост. К моменту осады ему было около 36 лет.

Обороной Выборга командовал рыцарь знатного шведского рода Кнут Йонссен Поссе. К тому времени он так же имел большой боевой опыт, участвовал во многих сражениях в том числе и в битве при Брункеберге, против войск датского короля Кристиана I в 1471 г. Гарнизон города, по разным источникам, насчитывал от 1000 до 3000 человек. Это были рыцари замка/свита коменданта, городская стража, крестьянское ополчение из области Нюланд, а также, нанятый Стеном Стуре для защиты Выборга, отряд немецких наемников в 500 человек, под командованием капитана Хартвига Винхольта. Епископ Або Магнус послал в крепость свой небольшой отряд из свенов, рыцарей проходящих государственную службу, под командованием Магнуса Фрилле. По словам шведского историка Эрика Хунбурга, в Выборге собралась также значительная часть остального финского дворянства, их число не уточняется.

Несмотря на многочисленность армии, для русского воеводы осада была сложным экзаменом. Окрестное население было враждебно настроено к завоевателям. Приходилось выделять значительную часть сил на оборону растянутых коммуникации. Кнут Поссе в начальный период осады вел достаточно активную оборону. Имеются сообщения о том, что он даже хотел встретить русское войско «в поле».Предпринимая отчаянные вылазки, комендант стремился нарушить  сообщения между русскими  отрядами, один из которых находился на материковой части /к востоку от Выборга, другой, по всей видимости, переправился на Линнасаари. Однако вскоре, пыл горячего коменданта был охлажден. Шведский отряд, организованный для атаки на Ватикиви/сегодня это место слияния Сайменского канала с Выборгским заливом в 10 км от замкового острова/попал в засаду и практически весь был уничтожен. Многие войны попали в плен, в том числе и командир Магнус Фрилле. Несмотря на то, что эта атака происходила ночью, Русские были готовы к ней. Выражаясь современным языком, мобильный отряд коменданта был разбит и больше не беспокоил воеводу.

После Ватикиви последовал первый штурм крепости.  Ссылаясь на отчет коменданта, Эрик Хунбург сообщает :»Вскоре приготовилось основное войско, расположившееся вокруг города, с неисчислимым количеством пехотинцев с лестницами, шестами и вязанками и конными без числа, добрых полмили заняли они вокруг города, и шли на город, штурмовали и тяжелыми орудиями, и другими искусственными способами, и вскоре сочли они город занятым, и так сильно они теснили, что вышли с двумя развевающимися знаменами далее доминиканского монастыря вдоль реки и на берег моря. Всемогущий господь смилостивился и помог нам, много у них было убитых и раненых, и они отступили обратно в свой лагерь. Как только они ушли на восток, с запада подошло другое войско и окружило замок, 400 конных было у них, не считая пехотинцев. Когда они теперь пожелают штурмовать город — воля на то лежит в руке господней, мы же сделаем все, что сможем». Из этих слов видно, что штурм, спланированный по двум направлениям, едва не стал победоносным. Что-то помешало воеводе скорректировать действия этих отрядов и начать атаку одновременно.

После неудачного штурма Даниил Щеня приказал перейти к жесткой блокаде. Без сомнения, воевода желал повторить штурм, однако войску требовалось отдохнуть и подготовиться. «На носу» была зима, холода всерьез беспокоили армию ведь встать «на квартиры» было негде, поэтому Даниил Васильевич Щеня не медлил с подготовкой новой атаки. В дело вступила артиллерия. Как уже говорилось, русский «наряд» представлял собой серьезное формирование. Скорее всего, к этому времени он уже подоспел под стены Выборга и орудия развернули для осадной бомбардировки. И когда артиллерийским огнем удалось повредить несколько башен восточного обвода стен, воевода предпринимает решительный штурм.

События 30 ноября 1495 г., известные нам под названием «Выборгский гром», достаточно хорошо изучены и описаны шведскими и финскими историками. И хотя источников о них крайне мало, картина, которую рисуют эти исследователи, представляется вполне реальной. В своей работе я не буду подробно описывать этапы штурма, а хочу остановиться на действиях русского воеводы. Конечно, сегодня нам неизвестно какие приказы отдавали командиры того времени, в своих выводах мы можем опираться только лишь на свершившиеся события, описанные в источниках. Итак, выбрав для штурма восточную стену, Даниил Щеня обрекает своих подчиненных на лобовую атаку. Однако мог ли он поступить иначе? С трех сторон Каменный город был окружен водами залива. Времяисчисление тех лет на 9 дней отставало от настоящего, нетрудно посчитать, что штурм 30 ноября по сегодняшнему календарю произошел 9 декабря. Лед на заливе еще не мог быть достаточно твердым, чтобы выдержать атакующие колонны.  Воевода приказал использовать штурмовые лестницы вместо традиционных фашинных и земляных «примётов», которые русские сооружали при осаде других крепостей. Взобравшись на стены, москвичи и новгородцы сумели захватить несколько башен. Шведы сопротивлялись отчаянно, однако численное превосходство и воинское умение было на стороне русских воинов. Город был обречен, однако в определенный момент все пошло не так.

Сегодня принято считать, что Кнут Поссе, лично руководивший обороной, собрал силы для последней атаки и выбил русских, засевших в башне св. Андреаса. Ко всему этому стоит добавить, что башня захваченная русскими запылала. По приказу самого коменданта, атакующие шведы «бросались вперед, сбрасывали лестницы, катили бочки со смолой к подножью стены и зажигали их. Языки пламени поднимались вокруг стены, а дым стоял над ее вершиной. Загорелись деревянные перекрытия на Андреевой башне.» Исследуя это вопрос в наши дни, у нас нет оснований не верить отчету Кнута Поссе. Рапорт, датированный днем св. Каликстия и подписанный Кнутом Поссе и пятью из его ближайших рыцарей гарнизона, был написан спустя несколько дней после штурма и является главным источником, рассказывающим о событиях тех дней. На мой взгляд, существует еще одна объективная причина, существенно повлиявшая на развитие этих событий. Источники сообщают нам об одном происшествии. «Тогда под Выборгом убили из пищали Ивана Андреевича Субботу Плещеева». Это короткое сообщение псковской летописи из которого можно сделать достаточно серьезные выводы.

Русские летописи того времени, как мы знаем, не упоминают о незначительных событиях, только лишь самые серьезные происшествия удостаивались их внимания. Иван Андреевич Суббота Плещеев, воевода знатного боярского рода, брат московского посла при дворе турецкого султана в Константинополе, возможно, именно он лично командовал атакой русских. То обстоятельство, что он был убит из пищали, лишний раз подтверждает эту теорию. Конечно, можно сказать, что на Руси, в этот период, любое огнестрельное оружие могли назвать пищалью, но, как известно, у шведов не было серьезной крепостной артиллерии, по крайней мере ни русские, ни шведские документы того времени не упоминают их.  Поэтому, скорее всего, речь идет о ручном огнестрельном оружии/ручница, аркебуза. Прицельная дальность стрельбы этих гладкоствольных ружей едва ли превышала 30-50 шагов, т.е. воевода мог быть застрелен только будучи в непосредственной близости к противнику.

Вновь обращаясь к отчету коменданта, мы читаем, что в определенный момент «…атакующие, которые еще недавно считали себя победителями, были охвачены паникой и толпами бросались с обрыва…». Возможно, именно гибель командира привела русских в растерянность, а потом и вовсе стала причиной паники. Во все времена победители старались, выставить напоказ, и даже преувеличить урон противника, все тот же шведский источник сообщает, что русские отступили, потеряв тысячу воинов и «…одного очень дорогого человека, по которому рыдали все…». Эти слова противников лишний раз подтверждают важность этого происшествия для осаждавших.

Так или иначе, и эта атака оказалась неудачной. Даниил Щеня принял единственно правильное решение снять осаду. Наступление холодов, нехватка продовольствия, замерзший залив и реки, а также страшнейшая эпидемия чумы, которая разразилась в Западной Финляндии, стали причиной отступления русского войска от Выборга.

В насыщенной сражениями и боевыми подвигами   биографии воеводы не было место поражению. Только лишь Выборг, во главе со своим легендарным комендантом, встал на пути его победного шествия по Финляндии. После капитуляции Смоленска, 31 июля 1514 г. ни летописи, ни разрядные книги больше не упоминают о Данииле Васильевиче. Возможно, достигнув преклонного возраста, он умер, однако точная дата его смерти и место его погребения сегодня нам не известны.

Валентин Белоусов, старший научный сотрудник государственного музея «Выборгский замок»

В истории Средневековой Швеции Выборг занимает особое место. Будучи самой восточной крепостью этой страны, он на протяжении почти 300 лет первым принимал удары железного кулака новгородцев, а в последствии и московских воевод. И сегодня, помня о героических сражениях прошлого, не стоит предаваться субъективным размышлениям и превозносить боевые качества или, например, благородство целей той или иной стороны. Исторический процесс не знает сослагательного наклонения, только лишь всесторонний объективный анализ источников, изучение биографий известных участников, и попытки реконструировать происшедшее дадут нам возможность в полной мере оценить события, происходившие сотни лет назад. На написание этой исторической справки меня подтолкнуло именно это обстоятельство. Легенда о «Выборгском громе», которую так часто рассказывают городские экскурсоводы, повествует о подвиге коменданта Кнута Поссе, в ней нет места, потерпевшему поражение, русскому воеводе. Однако, не умаляя героизма шведского рыцаря, следует отметить, что лишь случайность спасла город от катастрофы. Сегодня, мы, как потомки, обязаны помнить имена тех русских воинов, проливших кровь на этой земле.

Ст. науч. сотрудник ГМ «Выборгкий замок» Белоусов В.А.

Прочие интересные материалы по истории Выборга, а также старые фотографии города вы найдете здесь.

Источник: Rekvizit.info

Реклама

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваша почта не будет опубликована