Реклама

Фото: Прижизненный портрет А. Суворова, 1800 г., художник И. Шмидт

Неоднократно бывал в наших краях граф Суворов. Предлагаем вниманию читателей отрывок из книги старшего научного сотрудника Выборгского музея-заповедника Зинаиды Новоселовой «Суворов и Кутузов в русской Финляндии».

21 января 1792 года последовал рескрипт императрицы о передаче А. В. Суворову Сайменской флотилии… Именно с этого времени Суворов стал именоваться главнокомандующим Финляндской дивизией, Роченсальмским портом и Сайменской флотилией.

Судя по переписке Суворова, этой зимой он продолжительное время проживал во Фридрихсгаме. Напомним, что по «Плану», составленному им, этот город, наряду с Выборгом, являлся «главной квартирой» и «депотным постом»: здесь находились резервные войска и госпиталь.

В своем труде А. Петрушевский приводит следующие любопытные сведения о жизни Суворова в этом городе:

По легенде в этом доме на Крепостной, 8 во время своих визитов останавливался А. Суворов. В то время дом был одноэтажный, надстроен после пожара 1793 года. «Проживая в Фридрихсгаме, он [Суворов] занимал верхний этаж лучшего в городе дома г-жи Грин, вдовы врача. Она была женщина умная, ловкая, пользовалась общим уважением, хорошо говорила по-русски и умела вполне угодить своему причудливому постояльцу, который в свою очередь оказывал ей внимание, заговаривал с нею по-фински, называл ее маменькой и приходил беседовать за чашкой чая. Просватав свою дочь и племянницу, г-жа Грин просила Суворова быть, по русскому обычаю, посаженным отцом у дочери; он не только согласился, но вызвался быть тем же у племянницы, перебрался в одну небольшую комнату, а остальное помещение уступил хозяйке для свадебного праздника.

Сначала все шло благополучно, но потом Суворов не удержался от разных выходок. Ему не понравился жених племянницы, большой руки франт, одетый изысканно, раздушенный, с огромной модной прической. Во время венчания Суворов часто посматривал на него, хмурился, морщился, прищуривался, вытягивал вперед голову, усиленно нюхал и поплевывал в сторону. Затем он стал вполголоса сравнивать голову жениха с походным котлом, называл его «щеголем, прыгунчиком, пахучкой», наконец, вытащил носовой платок и зажал себе нос.

Это произвело некоторый скандал, но почетный гость и посаженный отец, к потехе одних и к замешательству других, продолжал преследовать несчастного молодого во время свадебного бала и громко называл его головукруглой щеткой для обметания потолков, а на другой день послал свадебный подарок одной хозяйской дочери».

(Дом, в котором жил Суворов во Фридрихсгаме – ныне город Хамина, Финляндия – не сохранился, в настоящее время на его месте современный многоэтажный жилой дом).

С новыми назначениями расширился и круг обязанностей Суворова, прибавилось много новых проблем, и среди них – дезертирство и большая смертность в войсках Финляндской дивизии.

Среди ее солдат было много кригсрехтных, наказанных военным судом за различные провинности и переведенных из гвардии в армейские полки. Именно они и составляли основной контингент дезертиров. И дезертирство, и смертность в войсках были вызваны также тяжким трудом в условиях сырого холодного климата, неблагоустроенности быта, нерационального питания. Два имевшихся на территории Выборгской губернии госпиталя – Фридрихсгамский и Кюменегородский – были переполнены, медперсонала не хватало.

Зачастую заболевших солдат везли в госпитали с дальних укреплений, и они умирали в пути. Суворов, с присущей ему энергией, взялся за решение этих проблем. По его приказу заболевших солдат стали лечить на местах, в полковых лазаретах, а если таковых не имелось, то для больных выделялись отдельные избы. В госпиталях остались больные лишь с серьезными заболеваниями. Кроме того, генерал-аншеф издал специальный приказ по Финляндскому корпусу, в котором перечислил меры по сохранению солдатского здоровья. Приводим выдержки из него:

«Как фортов Ликкола и Утти начальники без моего ведома безобразно отсылали в Фридрихсгамский госпиталь нижних чинов, небережливо приводя оных в слабость, убегая должности своей несоблюдением их здоровья, то 1-е) как артиллерийских, так и работных команд офицерам и прочим отнюдь того чинить не дерзать, ибо чрез один неближний перевоз такой слабый приходит в горшее состояние; 2-е) давать слабым льготу и пользование в одной из казарм или поблизости в крестьянской избе; 3-е) при соблюдении крайней чистоты, из средств, ныне часто упоминаемых, больного нигде быть не может, кроме редкой чрезвычайности… За нерадение в точном блюдении солдатского здоровья, начальник строго наказан будет. Старший офицер… каждую почту в дивизионное дежурство присылает цыдулы о здоровье солдат и о благопоспешном взыскании с нерадивых при них обер и унтер-офицеров».

Источник: Rekvizit.info

Реклама

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваша почта не будет опубликована