Церкви Ингрии накануне Рождества

Гатчинское общество ингерманландских финнов «Инкери-Сеура» под руководством Валерия Тойко организовало экскурсию «Предрождественская Центральная и Юго-Западная Ингерманландия». Большая познавательная поездка была посвящена грядущему 35-летию региональной ингерманландской организации «Инкерин Лиитто» и грядущему 30-летию «Инкери Сеура».

В морозный субботний день в преддверии Рождества гостям были рады везде, но дабы не перегружать путешественников информацией, решили в этот раз охватить только три района Ленинградской области: Гатчинский, Волосовский и Ломоносовский, в них посетить четыре действующие лютеранские церкви - церковь св. Николая в Гатчине, церковь св. Петра в деревне Малые Колпаны, церковь св. Екатерины в деревне Петрово, церковь св. Иоанна Крестителя в деревне Губаницы. Не менее интересен был рассказ об утраченной достопримечательности - кирхе св. Троицы на горе Кирхгоф, некогда самой большой и величественной.

Адвент для лютеран - особый период церковного года, четыре воскресенья до Рождества: время подготовки к празднику, размышлений и важная объединяющая традиция.

В рассказе известного историка, преподавателя и общественного деятеля Владимира Кокко история нашей большой страны перекликалась с краеведением и историей каждой семьи участников поездки.

- В дни Адвента хорошо встретиться с друзьями, – считает Владимир Кокко. - В России последние годы активно развивается внутренний туризм. Люди все больше интересуются тем, как живет наша страна, и историей тех мест, которые они посещают. Но в каждом деле нужные новые направления развития. Этнографический акцент может дать новый импульс для развития туризма не только в Гатчинском районе, но и во всей Ленинградской области.

Владимир Кокко - автор многочисленных статей и монографии по проблематике финнов-ингерманландцев. В этот раз он рассказал об истории Ижорского края, финно-угорских племенах и славянах, а также о том, как расшифровываются названия поселков и деревень, диковинные для слуха современного человека. Мы раскроем пока только одно слово - Ингерманландия.

- В Скворицах находится исток Ижоры - наш край получил название по этой реке. Изначально гидроним был финский - Инкере. Арво Сурво утверждает, что он от финского диалектного глагола «ингерта» – извиваться, делать изгибы. Получается, извилистая река. Она такая и есть. Буквы «г» и «ж» в русском языке чередуются, отсюда - Ижора. Ижорская земля Водской пятины – так назывались наши места по-новгородски. Инкери – по-фински. Дальше, если добавить слово «земля» на финском, получится Инкеримаа или земля Инкери. Шведы к этому названию еще раз добавили слово «земля» («ланд») - получилось Ингерманланд. А когда Петр I отвоевал у шведов эту провинцию, то добавил еще две буквы «ия», что характерно для названия страны. Получилось – Ингерманландия: тройная тавтология и трудно выговариваемое слово.

За четыре столетия, что мы здесь живем, эта земля стала нашей родиной. Здешние финны сформировались в отдельный народ. А в паспортах писали просто - финны. Но ученые, чтобы отличать от «финляндских финнов», называют нас ингерманландскими финнами. Спасибо им за это, - подытожил Владимир Кокко.

 

Гатчина

Экскурсионный маршрут «Предрождественская Центральная и Юго-Западная Ингерманландия» начинался в Гатчине.

На проспекте 25-го Октября стоит здание лютеранской церкви св. Николая, построенное в 1828 году. В ней располагается Евангелическо-лютеранский приход, основанный еще императором Павлом I. Первое здание церкви, построенное в 1793 году, было деревянным. Долгие годы церковь была общей для лютеранского и католического приходов, членами которых были немцы – офицеры Гатчинского гарнизона, придворные Гатчинского дворца и поляки-католики. Позднее прихожанами стали ингерманландские финны и эстонцы из окрестных деревень. И все же гатчинский приход никогда не был большим.

Церковь работала до 1938 года. Во время войны немцы на оккупированных территориях пытались заигрывать с местным населением, привлекать на свою сторону, поэтому, в том числе, открывали церкви. В 1943-1944 году в Гатчине финнов не осталось. В 1930-1940-е годы практически все финское население было либо депортировано советской властью, как неблагонадежное, либо вывезено немцами с оккупированных ими территорий. Возвращаться они стали только после смерти Сталина, так как после войны (за редким исключением) им не разрешалось селиться в Ленинграде и области.

Лютеранские приходы стали возрождаться после перестройки. В Гатчине здание церкви вернули верующим, когда из него выехала детская спортивная школа. Нельзя не отметить подвижнический труд людей, которые восстанавливали церковь. От убранства старой церкви, к сожалению, ничего не осталось. В настоящее время здесь все новое, а сам приход - активный, творческий, поющий и весьма финский. Богослужения проводятся на финском и русском языках.

Путь из Гатчины в Ломоносовский район к подножию горы Кирхгоф пролегал через поселок Тайцы. Именно здесь в 1988 году был создан региональный ингерманландский союз «Инкерин Лиитто». А в 1994 году, в Гатчине, как подразделение «Инкерин Лиитто», было основано общество «Инкери-Сеура». 

 

«Гром-камень» – отбросим мистику

Дудергофские высоты – живописная группа холмов, одна часть которых (гора Кирхгоф) расположена в Ломоносовском районе. По дороге к Кирхгофу открывается очень красивый вид. Раньше это была дорога к храму, возвышающемуся на горе. Теперь - вид на лыжный подъемник, поэтому экскурсия ограничилась внешним обзором. А в том, что это жемчужина Ингерманландии, убедил Владимир Кокко. Но сначала охладил желание пробираться по сугробам к обросшему легендами Гром-камню («Укко-киви») на склоне Кирхгофа.

- Что только про него не говорят! - удивляется Владимир Кокко. - Не только в интернете, но и в некоторых книжках можно прочитать: «Это валун, принесенный ледником со Скандинавских гор». Посмотрите на камень, и вы увидите обработанные прямые грани. Это – строительный камень, не знаем кем и для каких целей сюда привезенный. «Разрушен ударом молнии»? Еще никто не видел удара молнии, способного расколоть такой камень. Это противоречит законам физики. «Финские племена до начала XIX века совершали на этом камне языческие обряды и приносили в жертву животных». Коров что ли? Для коров у финна есть лучшее применение. Этот камень находится в 300 метрах от бывшей церкви. Нет ничего глупее, как справлять языческие обряды на виду лютеранского священника. Этого никак не может быть. Христианские священники боролись с язычеством всеми доступными средствами.

 

Кирха на горе Кирхгоф

Владимир Кокко считает, что про Дудергоф нужно знать четыре вещи.

Первое – это очень красивое место. Добавьте на вершину горы Кирхгоф церковь с двумя башнями – будет потрясающий вид.

Второе – это богатое место. Со второй половины XIX века рядом русская армия каждое лето устраивала масштабные военные маневры. И Дудергоф стал быстро разрастаться на радость местным финнам. Офицеры снимали у них дачи. Кто побогаче, строил свои дачи. Финны снабжали их молоком, картошкой, оказывали транспортные услуги. И богатели сами.

Третье – сама церковь, построенная на средства императора Николая I на горе Кирхгоф, самая большая церковь во всей Ингерманландии – 2200 мест.

Лютеранский приход Туутари (Дудергоф) один из старейших в Ингерманландии. Он возник в XVII веке, когда эти земли захватили шведы. История этих мест начала стремительно развиваться, когда в Дудергофе поселился губернатор Ингерманландии. Ниеншанц тогда еще не был построен, и летнее время губернатор проводил здесь.

Первый пастор в приход был назначен в 1640 году. После чего деревянные церкви и часовни под натиском времени сменяли друг друга.

В 1832 году академик архитектуры Мейер разработал для прихода Туутари проект новой каменной церкви в готическом стиле. На ее строительство Николай I пожертвовал около 150 тысяч рублей. Почему российские императоры так щедро одаривали лютеранские приходы деньгами? Со времен Петра III у всех правителей женами были немецкие или датские принцессы лютеранского вероисповедания. Вот и новая церковь напоминала ту прусскую кирху, в которой будущая императрица Александра Федоровна приняла свое первое причастие.

Церковь святой Троицы на горе Кирхгоф - бывший центр прихода Туутари, включавшего 73 деревни. В 1917 году численность прихожан составляла более 6 тысяч человек, исключительно ингерманландцев.

Во время войны церковь оказалась на линии фронта. После войны представляла собой руину. В 1955 году очевидцы рассказывали, как валили остатки церкви. В 1998 году на ее фундаменте был сооружен горнолыжный подъемник. Сейчас рядом с ним находятся остатки старого финского кладбища и фундамент пастората.

Четвертая ценность – это необыкновенный человек по фамилии Моозес Путро (Путронен). Он родом из местной деревни Кюллизи прихода Туутари, из зажиточной крестьянской семьи, окончил Колпанскую учительскую семинарию и еще нескольких учебных заведений. Первый финн, который окончил Санкт-Петербургскую консерваторию. Он прославился как педагог, музыкант, композитор, автор гимна «Nouse, Inkeri». Путро внес огромный вклад в сохранение культуры ингерманландских финнов, в сборе их музыкального наследия. И именно он определил пути культурного развития Ингерманландии.

Владимир Кокко продемонстрировал книгу «Финские народные костюмы» и в ней дудергофский костюм.

- В Дудергофе женщины носили народный костюм, относящийся к эвремейской культурной традиции. К сожалению, сейчас многие финны не представляют, что Дудергоф - это не в Финляндии, а в России. Рубаха с вышивкой-оберегом от злых духов, сарафан - сверху красный, снизу синий, украшенный вышивкой. Передник с цветными полосками и опять богатая ручная вышивка. У нас и сейчас есть специалисты, которые это умеют делать, - отметил Владимир Кокко.

Из Дудергофа автобус привез путешественников в деревню Петрово Гатчинского района.

 

Петрово

Церковь святой Екатерины Скворицкого прихода – одна из красивейших церквей Ингрии - расположена в деревне Петрово.

«Нет в Ингерманландии церкви больше, чем Дудергофская, и красивее, чем Скворицкая» - гласит финская поговорка.

Лютеранский Скворицкий приход был основан в 1624 году по приказу шведского короля Густава II Адольфа. Первых две церкви-предшественницы были деревянными и со временем пришли в негодность.

В 1834 году по приказу императора Николая I между Старыми и Новыми Скворицами началось строительство новой каменной кирхи на 1400 человек. В это время Скворицкий приход был уже империальным, то есть настоятелей в него назначал император, он же и оплатил строительство церкви. Строительством руководил главный архитектор Гатчины Алексей Байков. Кирха возводилась в классицистическом стиле по проекту Квадри.

Первый орган в Скворицкой кирхе установил в 1841-1842 годах немецкий мастер Бухерт, работавший в то время в Петербурге. Тогда это был самый большой орган в Ингерманландии. Отапливалась кирха изразцовыми печами голландского образца, освещалась большими люстрами. Приход Скворица включал в себя 84 деревни. В 1919 году население прихода составляло около 9 тысяч человек. В разные годы при церкви работали воскресная школа, богадельня, библиотека, фельдшерский пункт.  В 1899 году в Скворицком приходе прошел первый ингерманландский песенный праздник.

Из деревни Петрово путь лежал в деревню Губаницы Волосовского района.

 

Губаницы

Церковь св. Иоанна Крестителя в деревне Губаницы - центр прихода Губаницы.

Лютеранская община в деревне Губаницы была образована в 1647 году во времена шведского правления. В конце 1861 года новая, уже третья по счету, приходская церковь на 1000 мест была освящена в честь Святого Иоанна Крестителя. Стены храма были выложены из крупных валунов, углы, арки, оконные и дверные проемы сделаны из кирпича.

Церковь строилась за счет жителей. И это не удивительно: место это было богатое – перекресток дорог, плодородные земли, и прихожане были весьма зажиточными. Приход включал в себя 72 деревни. В 1917 году прихожан было более 6 тысяч человек.

 

Церковь святого Петра в Малых Колпанах

В деревне Малые Колпаны всех ждал сюрприз. Церковь св. Петра радостно огласила округу колокольным звоном.

Игорь Елисеев – звонарь-самоучка, многодетный отец.

- Мне 34 года, из них 20 лет я звоню в колокола, - рассказал Игорь. - С детства слушал колокольный звон и пытался научиться сам. Сначала играл вместе с братом: я на маленьких колоколах, он - на среднем и большом. Потом мы научились играть по одному. Так сложились обстоятельства, что сейчас этим занимаюсь только я. Не всегда получается, но стараюсь по первому зову приехать и отыграть. Большое значение для меня имеет тот факт, что в этом приходе служил мой дед Арво Сойту. После него настоятелем был Александр Арвович Сойту.

Я считаю, что эта церковь - визитная карточка Ингрии. Здесь шесть колоколов, больше, чем в других церквях. Конкретно у этих колоколов тоже уже юбилей. Они были подняты на колокольню в 1993-1994 году, точно не скажу. Привезены с Урала одновременно с колоколами для Гатчинского дворца. Но дворцовые колокола – канонические, отлиты по православному, а у наших есть своя изюминка - малиновый звон.

Татьяна Можаева

 

P.S. Помощь в организации просветительской поездки оказала администрация Гатчинского муниципального района.

По материалам: gtn-pravda.ru

Похожие записи

calendar-fullcross