На войне как на войне

На войне как на войне
Фото
Военно-патриотический клуб «Десант»

Штурмовые отряды Вооруженных Сил России сражаются на самых сложных участках наступления в зоне специальной военной операции на Украине. Отличительная особенность таких частей — умение эффективно действовать в ближнем бою, когда расстояние до противника составляет метры. Корреспондент «Трудовой славы» пообщалась с бойцом штурмовой бригады отряда «Черная Мамба».

Я встретилась с ним случайно, когда по общественным делам зашла в военно-патриотический клуб «Десант».  Бессменный руководитель «Десанта» Надежда Шадричева представила симпатичного молодого человека:

– Василий, наш друг.  В кратко-срочном отпуске. Общается с нашими курсантами, встречается в школах со старшеклассниками. Делился своим боевым опытом, дает ценные советы для будущих защитников Родины.

Я не удержалась от профессионального любопытства, чтобы не задать свои вопросы. То-гда еще не была уверена, что эта беседа превратится в газетный материал.

Как оказалось, в Тихвине Василий находился в двухнедельном отпуске после очередного ранения.

 – Вы уже полтора года участвуете в специальной военной операции на территории  Украины. И как родные к этому относятся?

– С пониманием. Родители пенсионеры, сейчас живут у сес-тры, она еще двадцать лет назад переехала в Чехию. До начала военной операции отец и мать дважды в год приезжали в Тихвин понянчиться с внучками. У меня две дочки – семи и девяти лет. Жена, конечно, была бы безмерно рада, чтобы я остался дома, но не могу бросить дело, за которое взялся. Не могу бросить товарищей, которые за это время стали для меня как братья.

– А чем Вы занимались до того, как ушли добровольцем на фронт?

– В России я живу с 2006 года, переехал из Украины, из Закарпатской области. А родился в Ивановской. После службы в армии трудился на строительных объектах Тихвина, был бригадиром. Потом работал оператором на лесозаготовке, 13 лет в тракторе просидел.

– Василий, Вы уже четыре раза были ранены, и опять на передовую?

– А как иначе. Меня там ждут товарищи. А что касается ранений, то они были относительно легкие, на состояние здоровья не повлияли. Самым серьезным было первое, я тогда три месяца в госпитале пролежал.

– А среди участников специальной военной операции есть женщины?

– Это, скорее, исключение. Но существуют профессии, которые востребованы и в мирной жизни, и на войне: медсестры, фельдшеры, связисты.  Они служат в основном в отдалении от передовой. Правда, однажды довелось встретиться с девушкой-инструктором. На полигоне учила солдат стрелять. Она мастер спорта по стрельбе из автомата Калашникова, была чемпионом Европы.

–  Штурмовик – самая опасная военная профессия.  У многих с этим термином ассоциируется ЧВК «Вагнер».

– В какой-то степени это так, и наши подразделения «Черной Мамбы» выполняют те же задачи. И сегодня бывшие бойцы «Вагнера» пополнили наши ряды. В последнем бою рядом со мной во взводе было два «вагнеровца», мы прикрывали отход нашей группы, попавшей в засаду. Наша служба требует не просто смелости и отваги, но и особых физических данных, спецподготовки, постоянной тренировки, готовности в любое время суток выдвинуться на задание. Когда в мае 2022 года я пошел на войну с нацистами, не хватало опыта. Да и для всех было много непонятного. Моя должность во время прохождения срочной воинской службы – оператор наводчик боевых машин пехоты. А военные действия требуют от человека самых разнообразных действий, обеспечивающих положительный результат. И он во многом зависит от взаимодействия тех, кто находится с тобой рядом, от того, как себя поведет в сложной ситуации каждый. Когда мы попали на фронт, имели очень смутное представление, как действовать. Опыт приобретали на ходу, были и ошибки. Теперь знаю, чему надо учить новичков. Сначала я был командиром отделения. Потом, после первого ранения, вошел в состав штатной разведроты, через пару месяцев стал командиром разведгруппы.

– Откуда такое название – «Черная Мамба»?

– Так назвали сами бойцы ВСО в память о героически погибшем товарище, офицере, у которого был аналогичный позывной. Начиналось со штурмового взвода, а теперь нас уже полк.

– А как   происходит формирование штурмовых подразделений?

–  Когда прибывает пополнение из добровольцев и контрактников, мы стараемся отобрать в штурмовики подходящих людей, тех, кто не боится такой службы. На добровольной основе. Без обиняков рассказываем о постоянном риске. Половина сразу отсеивается. Как минимум месяц идут занятия на полигоне. Я как инструктор оцениваю способности каждого. Это не только физические данные, выносливость, но адекватное восприятие происходящего, психологическая устойчивость. В бою важно не запаниковать, не забыть, что от твоего поведения, действий зависит не только твоя жизнь, но и жизнь товарищей по оружию. Решения приходится принимать на ходу, перестраиваться в ходе боя. Это особенно важно, когда случаются затяжные бои. Вот недавний пример. На взятие рубежа, где укрепился враг, отправились несколькими группами. Основной удар приняла на себя первая. Бой в лесопосадке затянулся на сутки. И было принято решение первую группу вывести на передышку, дать ребятам поспать, а ее позицию незаметно для врагов заняла третья группа. Вторая осталась в резерве, а потом на танке через поле вышла к цели. Мы выиграли пятнадцать минут, и это обеспечило победу, так как выдержали темп, вышли на рубеж. Половина отряда противника была уничтожена, половина спасалась бегством. Я тогда был на ногах почти двое суток. Конечно, не обходится без потерь. Меня в том бою тоже зацепило осколками. Война есть война.

В тот раз (операция проходила в сентябре в Донецкой Народной Республике) нам противостояли элитные подразделения ВСУ – отряды егерей и горно-штурмовая бригада, вооруженные натовским оружием, современной боевой техникой, десятками дронов разведчиков и камикадзе. Но у противника нет того братства, той веры, какая есть у нас. По шевронам на военной  форме видно, что на стороне Украины воюют иностранцы – это наемники.

– Василий, я слышала, что Вас представили к офицерскому званию, но Вы отказались, предпочли остаться рядовым. Почему? Где логика?

– Вы о карьерном росте? Я инструктор, готовлю бойцов к выполнению нелегких заданий. И своим долгом считаю идти в бой вместе с ними, в составе группы, а не оценивать их действия со стороны, из тыла. Мне предлагали быть просто инструктором на полигоне, но это для меня неприемлемо. Я несу ответственность за тех, кого готовлю,  и хочу быть в одном строю, но одной волне со своими боевыми товарищами. И когда мы не участвуем в военных действиях, не расслабляемся. С утра до вечера – интенсивная тренировка, отработка приемов, которые могут пригодится в различных ситуациях. Как говорится, тяжело в учении – легко в бою. И если поступил приказ, в течение 25 минут в любое время суток в полном обмундировании мы готовы на боевых машинах выдвинуться к месту операции.

– А как выглядят бытовые условия, как с питанием, есть ли возможность поддерживать связь с родными?

– Живем мы, конечно, не в окопах. У нас нормальная полевая база. Взводные землянки с двухъярусными кроватями, у всех спальные мешки. В каждой землянке – печка, есть телевизор с тремя программами, смотрим новости. Есть штатная столовая, а также мини-кухня, где можно самим приготовить что-то по желанию. Среди наших ребят есть настоящие повара. Иногда покупаем овощи, мясо у местного населения. Не голодаем, но хочется иногда домашней еды.

В свободное время всегда можно попить чайку с печеньем, шоколадками. Спасибо за гуманитарную помощь! Телефонами с сим-картами пользоваться по понятным причинам запрещено, но на видеосвязь с родственниками выходим из специального пункта связи регулярно, как минимум два раза в месяц.  Есть у нас и душ, и настоящая русская баня, сами срубили.

– Во времена СССР Украину называли житницей страны, здесь расположены самые плодородные земли Европы, «легендарный» чернозем. А сейчас как выглядит сельское хозяйство?

– Там, где идут бои, ничего не выращивают.  Это опасно, да и невозможно под обстрелами и бомбежками. К тому же многие поля заминированы украинскими националистами.  А в 10 – 12 километрах от линии фронта идет уборка урожая, фермеры и сельхозпредприятия трудятся, как в мирное время. Пшеница, рожь, кукуруза. Огромные поля подсолнечника…

На следующий день командир штурмовой бригады Василий отбыл в свою воинскую часть с подарками – маскировочными сетями и костюмом лешего, незаменимой формой для разведчика. Поехал поездом, так что объем багажа был ограничен. А остальная партия гуманитарного груза, собранного тихвинцами, будет доставлена штурмовикам отряда «Черная Мамба» автотранспортом.

В Интернете в подборке материалов о Великой Отечественной войне я наткнулась на поздравления, размещенные к 9 Мая. Среди них было и это:

«Штурмовой отряд «Черная Мамба» поздравляет ветеранов и всех вас с Днем Победы в Великой Отечественной войне! Это тот день, где наши деды и прадеды уничтожали фашисткую гадину! И по зову времени мы повторяем подвиги наших родственников!  Это тот день, когда просыпается наша генетика победителей! Это тот день, где вечная борьба между добром и злом закокончилась! С нами Бог и наши предки-победители! Мы сильнее! Мы решаем! Враг будет разбит! Победа будет за нами».

Вера Краснова.

Р.S.На днях в военно-патриотический клуб «Десант» пришло известие, что наш земляк командир штурмовой бригады «Черная Мамба» Василий с позывным «Тихон» получил очередную награду – орден Мужества.

Источник: tslava.ru

Похожие записи

calendar-fullcross