Волонтёры красоты: «Нужно жить!»

Когда началась специальная военная операция, руководитель Гатчинской Школы парикмахерского искусства, известный мастер и педагог Наталья Гасан свернула одну из площадок, высвободила время и стала подстригать раненых в госпитале.

Сейчас вместе с ней работают около двух десятков сподвижников – парикмахеров, а также сестер милосердия, волонтеров, которые помогают мыть, кормить, переодеваться, писать письма.

- Наталья Николаевна, когда вы пришли в волонтерство?

- Это случилось не сейчас. С детства, сколько себя помню, мы всегда помогали тем, кто нуждался в помощи. Память о героях Великой Отечественной войны была свята. Патриотическое отношение к Родине в нас формировало государство и общество, такое же воспитание давалось в семье.

- Вы - состоявшийся человек, у вас много профессий – экономист, парикмахер с 49-летним стажем, преподаватель парикмахерского искусства. Как вы приняли решение помогать раненым?

- Когда началась специальная военная операция, передо мной выбора не стояло. Я же понимаю, как это важно. А ситуация сложная, и гораздо сложнее, чем мы себе можем представить.

Сначала ходила в госпитали одна. Утром уходила, вечером приходила. И так 2-3 раза в неделю. Чаще не могу, хоть я и самозанятая теперь. Тем не менее, у меня работа, благотворительная деятельность - мы продолжаем ездить в детский дом.

- Вы раненых только подстригаете?

- Да, подстригаю. Но как женщина, мать, как мастер, я хорошо знаю, насколько важен гигиенический уход за головой, и что будет на голове, если ее не помыть месяц. Поэтому не только подстригаю, но и делаю пилинг кожи головы, чищу кожу, мою с элементами массажа головы. Процесс этот непростой. Есть лежачие больные, которых не посадить даже в коляску. Нужно работать, наклонившись.

Со временем я поняла, что даже не это главное. Важна психологическая помощь, которую мы оказываем, когда стрижем.

- Много ли у вас единомышленников?

- Единомышленников искала долго. Заканчивается второй год СВО, а людей, готовых реально помогать, не так много.

Сейчас состою в волонтерской группе Елены Афанасьевой из Гатчины (нашего любимого Карлсона). На первом волонтерском форуме познакомилась с волонтерами из других регионов. Меня стали просить о помощи, и я поняла, что одна не справляюсь.

Решила обратиться к парикмахерам, мастерам и студентам через соцсети. Создала чат. Чтобы создать единую команду, стала постоянно час-два работать в чате: пишу, объясняю, зажигаю. Потихоньку стали подтягиваться выпускники, коллеги. Сейчас в Гатчине и Санкт-Петербурге уже целый список волонтеров. Есть и те, кто помогает постоянно.

- Как вы взаимодействуете с другими волонтерами?

- За все, что делаю, я отвечаю лично. Составляю инструктаж для парикмахеров-волонтеров. Распределяю, куда сколько человек поедет.

Теперь мы посещаем госпитали командой по три-пять человек. Стрижем столько, сколько нужно. Вчера работали девять часов.

Еще нам помогает институт сестер милосердия. Работает чат волонтеров по госпиталям: они отправляют нам заявки.

- Какие настроения у наших бойцов, которые пошли на поправку?

- Недавно мы с коллегами ездили подстригать раненых бойцов. Практически все отделение – ампутированные, на колясках. Они были очень рады, что мы приехали. Для них это целое мероприятие. Очень хорошо общались, по-доброму. Ребята спокойные. У всех звучала фраза: «Нам быстрее надо выздороветь, встать на протезы и опять к своим на помощь»! Дословно говорю: «Надо спасать Родину!».

У меня ком в горле до сих пор стоит.

- Кто больше всего нуждается в психологической помощи?

- Много разных случаев, о которых еще не пришло время рассказывать. Если в общих чертах, то после сложных операций перед каждым встает вопрос, как жить дальше. Ребята хотят иметь семью, детей.

Преподавательская жилка помогает мне в зависимости от ситуации точечно сформулировать мысль, чтобы она дошла и запомнилась. Говорю им, что наука уже все решила за тебя – есть современные операции, протезирование. Главное, не пренебрегать рекомендациями врача. И будут и семья, и дети – все хорошо будет. В следующий приезд спрашиваю у медсестер, есть ли прогресс, какое настроение. И… вхожу в палату: одного ободрить, другого по-матерински пожурить.

А какое счастье, если после моего «волшебного пинка» лежачий стал с кровати приподниматься. Пускай пока не сам, а с помощью сестер. А я, как будто не знаю, хвалю только его, восхищаюсь. Другой встречает меня без ходунков, значит, появилась уверенность, желание жить. И снова хвалю и восхищаюсь.

Молодые парни так стесняются своей беспомощности. Говорю: «Деточка, не стесняйся. У меня все внуки и дети – пацаны». Подстригу и каждому обещаю: «Ты теперь в три раза быстрей выздоровеешь». Они – верят.

Наша миссия - помочь, чтобы у каждого появился теплый взгляд живого человека. Особенно это важно для тех, кто только с передовой. Они еще в шоке, еще многие до конца не понимают, что происходит. Всеми возможными способами убеждаю, что нужно жить.

«Ты – герой, настоящий мужчина, встретишь хорошую девушку, женишься. Сейчас самое главное – победить и побольше детей нарожать», - это я тоже всем говорю.

Стригла парня с Алтая. У него отморожены руки, он в сильные морозы долго лежал в снегу. Сомневается, что руки спасут. Призываю верить в лучшее.

- Ты - крещеный?

- Да.

- Тогда проси Господа Бога. А хочешь, я за тебя буду молиться?

- Хочу.

Вот такие диалоги бывают. Заметила, что мне они зачастую представляются так, как дома ребенком называли: Рома, Вова, Федя, Славочка. И я за них молюсь.

А одного все звали Домовенок, потому что у него длинная рыжая борода и длинные волосы. Он - снайпер, восемь месяцев не стригся. На вопрос, ты откуда, ответил совсем не географически: «Я - детдомовский».

Вот так: молодые ребята, у которых нет родителей, идут защищать Родину, нас с вами защищают. Конечно, им нужно помогать.

- Что нужно, чтобы стать волонтером-парикмахером?

- Главное – желание помочь и любовь к людям. И страшного здесь ничего нет: парикмахер смотрит не на рану, а на голову. Но есть сложные ранения на лице и голове. Как стричь, к примеру, если нет лобной доли? Парикмахеру тоже нужны сила и характер, чтобы не показать жалость, а воодушевить раненого, чтобы он жил дальше.

Сейчас, когда идет СВО, у меня одна позиция – или ты патриот, или предатель. Время такое, что нет оттенков серого между этими понятиями.

Он раненый. Мы просто обязаны ему помогать. Это наша гражданская позиция. А кто еще ему поможет? Ведь он чей-то ребенок, чей-то сын. К кому-то приедет мать, а у кого-то ее нет или живет очень далеко. А сколько боли там! До пятидесяти штук осколков вынимается. А кто знает, как болят эти осколки, как выходят. Они все терпят, лечатся и опять идут защищать Родину.

Сейчас нужна срочная помощь в разных госпиталях.

Очень хорошо помогает моя ученица Люба. И она не одна такая. Но Люба ездит из Кикерино. В госпиталь мы приезжаем вместе, а домой она возвращается на такси. А ведь Люба воспитывает двоих детей.

Горжусь, что вокруг меня такие отзывчивые люди. Мы сдружились. И это такая мощная поддержка для всех нас!

Вот наша команда: Наталья Гасан, Татьяна Долганюк, Ольга Красножонова, Светлана Бердиева, Любовь Фиофанова, Евгения Кротова, Юлия Сайченко, Ирина Мигунова, Наталья Емельянова, Татьяна Лескив-Стоякина, Александр Якунин, Ольга Пономарева, Анна Батехно, Галина Леушина, Людмила Сафонова, Наталья Коробкова, Ирина Усачева. И еще с десяток людей – парикмахеров, сестер милосердия и других волонтеров, которые помогают раненым в госпиталях.

- Куда обращаться тем, кто хочет присоединиться?

- Ко мне - Наталья Гасан, телефон: +7 921-755- 44-11. Или в чат - #волонтерыкрасоты.

 

Татьяна Можаева

По материалам: gtn-pravda.ru

Похожие записи

calendar-fullcross